Мнемозина
Мужские и женские кожаные ремни
Мужские и женские кожаные ремни. История аксессуаров.
Хроника катастроф. Катастрофы рукотворные и стихийные бедствия.
История цветов
Цветы в легендах и преданиях. Флористика. Цветы - лучший подарок.
Арт-Мансарда А.Китаева
 Добро пожаловать на сервер Кота Мурра - нашего брата меньшего


Рейтинг@Mail.ru
Альманах сентенция - трагедия христианской цивилизации в контексте русской культуры Натюрморт с книгами. Неизвестный художник восемнадцатого века

Homo Ludens

Образ мира

Глеб Лебедев

    Он парит над городом вот уже третье столетие. Он видел все -- его строительство и славу, трагедию и подвиг. И сам делил их с Петербургом -- Петроградом -- Ленинградом: горел и его восстанавливали; собирал вокруг себя любопытствующих и знатоков; промерзал до сердцевины своих металлических суставов в зимнем одиночестве революционных ночей. Все три столетия вподряд он несет над Петербургом, в башне Кунсткамеры, очертания океанов и материков, целостный и ясный образ мира.

    Ровно двести восемьдесят лет назад, в 1713 году, Петр Первый впервые увидел его в запущенных аллеях барочного парка Шлезвига, в замке Готторп, который он с датским королем только что оккупировал, как крепость ненадежного немецкого герцогства, союзного шведам. Причудливый сад с павильоном построил старый герцог Фридрих III, умный чудак немецкого барокко, астроном и мистик. В зале павильона, украшенном портретами Николая Коперника и Тихо Браге, среди чудовищ и аллегорий величаво высился и при желании медленно вращался этот Глобус. "Hic habitant leones" -- "Здесь обитают львы" -- мерцала сквозь градусную сетку ученая латынь. Весь изученный мир можно было окинуть единым взглядом, а войдя внутрь Глобуса, зажегши свечи, наблюдать поблескивающее золочеными звездами вращение небесной сферы Зодиака. Петр был настолько потрясен и заворожен этим маленьким чудом немецкого барокко, что союзнику -- датскому королю -- ничего не оставалось, как подарить русскому царю Готторпский Глобус. Так переместился он с одного конца Балтики на противоположный, в новопостроенную столицу России. Через пять лет, в 1718 году, начали строить здание кунсткамеры -- с величественной, едва не наравне со шпилем Петропавловского собора и другими архитектурными доминантами, устремленной к небу башни. Башню строили, как и в Шлезвиге, специально для Глобуса.

    Башня Глобуса, окнами на все стороны света, венчает корпус музея, Кунсткамеру, первого музея России, созданного царем-реформатором. С 1725 года в прилегающих корпусах разместились Российская Академия наук, Академическая библиотека, университет и гимназия при нем.

    Светская наука, культура и образование - вероятно, то лучшее, что получила страна от петровских реформ, -- сконцентрировалось в этом здании. Отсюда отправлялись академические экспедиции для изучения России от Камчатки до Крыма. Здесь блистал и ратоборствовал Ломоносов. Сюда приводили для испытаний и обучения умных недорослей и школьников. В зале под Глобусом дискутировали и оттачивали научные замыслы, а витрины Кунсткамеры год за годом заполняли минералы и образцы, книги и диковины -- со всех концов страны, а со временем -- и со всего мира.

    Кунсткамера по-прежнему принадлежит Российской Академии наук. В ее залах и хранилищах собраны уникальные в своей одушевленной одухотворенности коллекции экзотических культур. Народы и племена, страны и материки, словно оживают в этих залах. Люди всех цветов кожи, исповеданий, занятий представлены в их жизни, быте, творчестве. Немного найдется равных этому этнографическому музею в центре Петербурга. Это калейдоскоп образов, гармонически соединяющихся в Образ Мира.

    Глобус, по-прежнему венчая музей, кристаллизирует в себе этот образ мира. На поверхности его основа культурного наследия всех материков Земли, заново вычерченных русскими картографами после пожара в середине позапрошлого столетия.

    Но только сейчас приоткрыл для нас тайны Готторпского Глобуса молодой немецкий архитектор Феликс Люнинг. Он приехал из Шлезвига, рассказать Петербургским ученым и школьникам о создателях Глобуса -- искусном механике Андреасе Бёше и придворном астрономе шлезвиг-голштинских герцогов Адаме Олеарии. В "петербургский синклит" ученых, художников, мастеров и поэтов следует включить и это имя, отделенное двумя поколениями от Петра и Петербурга.

Готторпский глобус (фотография Игоря Рийка).
Фотография И. Рийка

    Олеарий, ученый секретарь голштинского посольства в 1633 -- 43 годах неоднократно посещал Россию. Побывал и в Персии, и его "Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно" -- одна из лучших книг, расскрывших европейцам нового времени таинственный мир Евразии. Вернувшись из путешествий, он построил для герцога Фридриха чудо земной и небесной механики -- Готторпский Глобус, с первым в истории планетарием и небесной сферой Коперника. Это была модель мира в гармонии земных и небесных сфер, квинтэссенция культуры барокко.

    Историк и этнограф, лингвист, географ, математик и астроном, своего рода "голштинский Леонардо", Олеарий открывал для себя и европейцев Россию, умом любознательным и доброжелательным. Он постигал не только хитросплетения церемониалов царского двора, но и простодушие русской пляски, и любопытство детишек, натащивших послам малины в Ладоге. Старая Ладога, первая крепость на русской земле у выхода в Балтику, историческая предшественница Петербурга, была для Олеария первой стоянкой в России во время его путешествия. И мы знаем сейчас, какой была Ладога в XYII веке -- по гравюре из книги Олеария.

    Он не думал, глядя с зеленого холма древней погребальной "сопки" на каменные стены вокруг ладожского храма св. Георгия, что видит первую столицу Руси Рюрика. Город, где в далеком IX в. утвердил впервые свою власть легендарный основатель великокняжеской династии Древней Руси и где впервые завязалась нить связей, соединивших Скандинавию и Византию, где началось вечное движение великого народа по Пути из Варяг в Греки. Ладога -- Пра-Петербург. Это мы знаем сейчас, после столетнего цикла археологических исследований, продолжающихся и в наши дни.

    Шлезвиг, откуда приезжал Олеарий, имеет, как и Ладога, исторического предшественника, зародившегося в "эпоху викингов". Этот Пра-Шлезвиг, заброшенный город VIII -- XI веков, Хайтабу -- "селение язычников", молчаливо лежит, окруженный зеленым земляным валом, неподалеку от замка Готторп. В 1050 году он был сожжен конунгом Харальдом Грозным, норвежским зятем Ярослава Мудрого, а на фасаде замка Готторп иронической рукой судьбы выведена дата одной из перестроек: 1703. Ровесник Петербурга.

    Не здесь ли, в приморском городке, пронизанном свежестью Балтики, среди фонтанов и куртин барочного сада, над бастионами замка и узкими улочками, сбегающими к гавани, Петр воочию вновь увидел свой "парадиз"? Глобус стал знаком и импульсом северной культуры, объединившей Шлезвиг и Петербург. "Повесть временных лет" -- первый целостный памятник нашей национальной литературы. В начале XII века она открывается читателю подробным описанием Пути из Варяг в Греки, вечного пути Руси от языческого северного варварства к эллинистической христианской духовности. Санкт-Петербург -- важнейшая ступень этого духовного пути. Город, где на камне, попирая Змия, взметнулся его основатель. Он знал: куда скачет гордый конь. Теперь наш черед продолжить этот путь. Поэтому образы Петербурга выстороились вокруг глобуса Кунсткамеры, этого образа мира.


Вернуться в раздел


|Карта сервера| |Об альманахе| ||К содержанию| |Обратная связь| |Мнемозина| |Сложный поиск| |Библиотека|
|Точка зрения| |Контексты| |Homo Ludens| |Арт-Мансарда| |Заметки архивариуса| |История цветов| |Мужские и женские кожаные ремни|