Мнемозина
Мужские и женские кожаные ремни
Мужские и женские кожаные ремни. История аксессуаров.
Хроника катастроф. Катастрофы рукотворные и стихийные бедствия.
История цветов
Цветы в легендах и преданиях. Флористика. Цветы - лучший подарок.
Арт-Мансарда А.Китаева
 Добро пожаловать на сервер Кота Мурра - нашего брата меньшего

Рейтинг@Mail.ru
Альманах сентенция - трагедия христианской цивилизации в контексте русской культуры Натюрморт с книгами. Неизвестный художник восемнадцатого века

Библиотека

Мы вновь приглашаем вас, читатель, ознакомиться с музейной редкостью: с легендой, издававшейся на святой Руси всего три раза -- в 1859 году, в 1914 и в 1990 году, совсем недавно. Причиной небрежения легендой, может быть, является ее "протестантское", если можно так выразиться, мироощущение, стихийно и неопосредованно протестантское. Читайте легенду.

А. Н. Афанасьев

Чудесная молотьба

Раз как-то принял на себя Христос вид старичка-нищаго и шел через деревню с двумя апостолами. Время было позднее, к ночи; стал он проситься у богатаго мужика:
-- Пусти, мужичок, нас переночевать. А мужик-ат богатый говорит:
-- Много вас попрошаек здесь таскается! Что слоняетесь по чужим дворам? Только попрошайничать, чай, и умеете, а небось не работаете... -- и отказал наотрез.
-- Мы и то идем на работу, -- говорят странники, -- да вот застала нас в дороге ночь темная. Пусти, пожалуйста! Мы ночуем хоть под лавкою.
-- Ну, так и быть! Ступайте в избу.

Впустили странников; ничем-то их не покормили, ничем-то их не напоили (сам хозяин-то поужинал вместе со своими домашними, а им ничего не дал), да и ночевать им довелось под лавкою.

Поутру рано стали хозяйские сыновья собираться хлеб молотить. Вот Спаситель и говорит:
-- Пустите, мы вам поможем за ночлег, помолотим за вас.
-- Ладно, -- сказал мужик, -- и давно бы так! Лучше чем попусту без дела слоняться-то!

Вот и пошли молотить. Приходят, Христос и говорит хозяйским сыновьям:
-- Ну, вы разметывайте скирды, а мы приготовим ток.

И стал он с апостолами готовить ток по-своему: не кладут они по одному снопу в ряд, а снопов по пяти, по шести, один на другой, и накидали почитай все скирды.
-- Да вы, такие-сякие, совсем дела не знаете! -- заругались на них хозяева,-- зачем наложили такие вороха?
-- Так кладут в нашей стороне; работа от того спорее идет, -- сказал Спаситель и зажег все снопы на току.

Хозяева ну кричать да браниться, дескать, весь хлеб погубили. Ан погорела одна солома, зерно осталось цело и заблистало в большущих кучах крупное, чистое да такое золотистое!

Воротившись в избу, сыновья-то и говорят отцу:
-- Так и так, батюшка, смолотили, дескать, все зерно. Куда! и не верит! Рассказали ему все, как было; он еще пуще дивится:
-- Быть не может! от огня зерно пропадет! Пошел сам поглядеть: зерно лежало большими кучами да такое крупное, чистое, золотистое -- на диво!

Вот покормили странников, и остались они еще на одну ночь у мужика. Наутро Спаситель с апостолами собирается в путь-дорогу, а мужик им говорит:
-- Пособите нам еще денек!
-- Нет, хозяин, не проси: некогда, надо идти на работу. А старший хозяйский сын потихоньку и говорит отцу:
-- Не трожь их, батька, пускай идут. Мы теперь и сами знаем, как надо молотить.

Странники попрощались и ушли. Вот мужик-то с детьми своими пошел на гумно; взяли, наложили снопов, да и зажгли: думают -- сгорит солома, а зерно останется. Ан вышло не так: весь хлеб поняло огнем, да от снопов бросилось поломя на разные постройки; начался пожар, да такой страшный, что все до гола и погорело!

Примечание Афанасьева: В издании Вольфа "Zeitschrift fur Deutsche Mythologie und Sittenkunde" напечатана совершенно сходная с записанною мною легенда "Wie Petrus dreschen sollte", но со следующим характеристическим дополнением в начале:

Однажды Христос с апостолом Петром, странствуя по земле, пришли поздно вечером к крестьянину и попросились у него переночевать. Мужик пустил их, но с условием, чтобы утром следующего дня пособили ему молотить. Рано проснулся он и велел будить странников и звать на работу.

Петр хотел спуститься вниз, но господь велел ему лежать. Крестьянин потерял терпение, поднялся по лестнице с палкой и набросился с ней на Петра, лежавшего с краю. Но когда крестьянин спустился, пришлось ему снова ждать и звать, чужаки не шли. А Петр тем временем подумал про себя:
-- Если он сейчас снова придет, пусть он меня не застанет с краю, и спрятался за господа; а крестьянин пришел во второй раз с палкой и сказал:
-- Тот, что с краю лежит, уже получил свое, теперь другого очередь, -- и дал бедному Петру второй завтрак, еще крепче первого.

Следует изложение содержания "чудесная молотьбы" огнем, как и в русской легенде. Когда после молотьбы таинственные странники распростились с хозяином и отправились в свой путь, апостол Петр стал жаловаться на жестокосердие крестьянина.

-- Оборотись! -- сказал ему Господь. В то время они взошли на холм; апостол взглянул назад: весь двор и изба крестьянина стояли в пламени.

Подобный рассказ можно слышать и у нас в некоторых местностях. Приводим здесь вариант, записанный П. И. Якушкиным в Орловском уезде.

Вариант П. И. Якушкина

В одну зимнюю ненастную ночь шел по дороге Иван Милостивый с двенадцатью апостолами. В поле ночевать было холодно -- они и постучались к одному мужику:
-- Пусти обогреться! Мужик сначала не хотел пускать их, да потом согласился и пустил с условием, чтобы завтра чуть свет обмолотили ему три копны ржи.

Наутро хозяин толкнул Ивана Милостивого, а он вместе с апостолами лежал на полу:
-- Пора молотить, собирайтесь! Толкнул и пошел на двор. Вот апостолы поднялись было и хотели идти на гумно, да Иван Милостивый уговорил их еще немного поспать.

Мужик ждал-ждал, нет помощников! Взял кнут, пошел в избу и давай стегать крайнего, а крайний-то был Иван Милостивый.
-- Полно! -- закричал Иван Милостивый, -- вслед за тобой иду.

Мужик ушел. Апостолы опять было поднялись, но Иван Милостивой снова уговорил их остаться и еще хоть немного отдохнуть.
-- Будет с него! -- молвил он, -- отстегал кнутом, теперь больше не придет. А у самого на уме:
-- Как придет мужик, опять примется за крайнего! -- и залез в самый конец. Мужик ждал-ждал, воротился в избу с кнутом и думает сам с собою:
-- За что ж я буду бить одного крайнего? Сем-ка примусь за заднего! - и принялся за Ивана Милостивого.

Только ушел мужик, Иван Милостивый и в третий раз уговорил апостолов не вставать на работу, а сам залез в середину. Вот хозяин ждал-ждал, не дождался, и снова пошел в избу с кнутом. Пришел и думает:
-- Крайнему уже досталось, заднему тоже, примусь-ка теперь за середняго! И опять-таки досталось Ивану Милостивому.

Нечего делать, поднялся он, и сам начал просить апостолов, чтоб шли помогать мужику.

Вернуться в раздел



Оглавление
Христос -- странник
Награда и наказание
Марко Богатый
Певцы
Апостол Петр
Господь и церковный староста
Чудесная молотьба
Исцеление
Поп -- завидущие глаза
Превращение
Христов братец
Пиво и хлеб
Илья-пророк и Никола
Касьян и Никола
Николай-угодник

|Карта сервера| |Об альманахе| ||К содержанию| |Обратная связь| |Мнемозина| |Сложный поиск| |Библиотека|
|Точка зрения| |Контексты| |Homo Ludens| |Арт-Мансарда| |Заметки архивариуса| |История цветов| |Мужские и женские кожаные ремни|