Мнемозина
Мужские и женские кожаные ремни
Мужские и женские кожаные ремни. История аксессуаров.
Хроника катастроф. Катастрофы рукотворные и стихийные бедствия.
История цветов
Цветы в легендах и преданиях. Флористика. Цветы - лучший подарок.
Арт-Мансарда А.Китаева
 Добро пожаловать на сервер Кота Мурра - нашего брата меньшего

Рейтинг@Mail.ru
Альманах сентенция - трагедия христианской цивилизации в контексте русской культуры Натюрморт с книгами. Неизвестный художник восемнадцатого века

Библиотека

А. Н. Афанасьев

Исцеление

Вот, видишь ли, расскажу твоей милости: был один священник беднющий-пребеднющий. Приход ли у него был очень малый, или как тебе сказать, правду молвить: только он все молился Богу, как бы в достатке-то ему быть поисправнее. Вот он все молился да молился, день и ночь молился, и Николу Милостивого просил всё, как бы ему исправиться. Ан нет -- лих! не дает Бог ему счастья.

Вот он пошел из дому куда глаза глядят. Шел-шел, все шел, и увидал: возле дороги сидят двое с сумами, как и он пешие -- ну, знаешь, присели отдохнуть. Один молоденький с бородкой, а другой седенький старичок. Один был сам Христос, а другой -- Никола Милостивый.

Ну, священник обрадовался, подошел к ним и говорит:
- Ну, братцы! вы, как и я же, пешком идете? кто вы?

А они ему говорят:
- Мы ворожеи, знахари, и ворожить умеем, и лечим.
- Нельзя ли вам взять и меня с собою?
- Пойдем, -- говорят ему,- только смотри, все поровну делить!
- Известное дело что поровну...

Вот и пошли они все трое вместе. Шли они, шли, устали и зашли переночевать в избушку. Поп-то все у себя с вечеру съел, что было у него съестного. А у Христа с Николаем Милостивым была одна лишь просвирка, и ту положили они у образов до другого дня.

Наутро поп встал; захотелось ему есть, он взял украдкой ту просвирку и съел. Христос-то схватился просвирки, ан-лих нет ее!
- Кто просвирку съел? -- спрашивает Он попа. Поп заперся и отвечает:
- Знать не знаю, я не ел.

Ну, так тому делу и быть. Встали они, вышли из избушки и пошли дальше; шли они, шли, и пришли в один город. Молоденький с бородкой знахарь, -- Христос-то, и говорит:
- В этом городе у богатого барина есть больная дочь; никто не может ее излечить, пойдемте-ка мы к нему.

Пришли они к тому барину и стали стучать у него над окном:
- Пусти-ка нас; мы вылечим твою дочь. Пустили их. Дал им тот барин лечить свою дочь. Они взяли ее и повели в баню.

Привели в баню, и Христос всю ее разрезал на части. Она и не слыхала, и не плакала, и не кричала. Разрезал на части ее, взял и перемыл всю в трех водах. Перемыл в трех водах и сложил ее всю вместе по-прежнему, как была. Сложил вместе и спрыснул раз -- она срослась. Спрыснул другой -- она пошевелилась. Спрыснул третий -- она встала.

Привели ее к отцу, а она и говорит:
- Я, батюшка совсем здорова, по-прежнему. Вот барин тот их вдоволь сыто-насыто всем накормил и напоил. Поп ел, ел, насилу с места встал, а Христос-то да Никола Милостивый немножко закусили, и сыты.

Затем барин открыл им сундук с деньгами:
- Ну, берите, сколько душе вашей угодно.

Христос взял горсточку, да Никола Милостивый другую. А поп начал совать везде себе -- и в карманы, и за пазуху, и в суму, и в сапоги -- так что везде было полно. Вот так и пошли они опять в дорогу.

Шли, шли, и пришли к речке. Христос с Николой Милостивым разом перешли легко, а поп-то с деньгами шел-шел по воде, да и начал было тонуть. С другого берега Христос с Николой Милостивым кричат ему:
-Брось, брось деньги! брось, слышишь, деньги, а то утонешь.
-Нет,- говорит поп, -- хоть утону, а их не брошу.
- Брось, брось деньги! а то захлебнешься, помрешь.
- Нет, умру -- не брошу!

Кое-как перебрел он с деньгами через речку. Сели все трое на бережок. Христос и говорит попу:
- Давай деньги-то делить. Но поп не дает:
- Это мои деньги! Вы что не брали себе больше? Я чуть было не утонул с ними, а вы говорили: брось их!
- А уговор-то,-сказал Христос, -- ведь пуще денег.

Вот поп стал выкладывать свои деньги в кучу. Христос с Николой Милостивым сложили свои туда же. Стал Христос делить деньги и класть на четыре кучки, на четыре доли. Поп и говорит:
- Нас трое! Кому кладешь ты еще четвертую долю?
- Четвертая доля тому, -- говорит Христос,- кто нашу просвирку съел.
- Я ее съел! -- подхватил поп.

Христос с Николой Милостивым усмехнулись.
- Ну, коли ты нашу просвирку съел, так вот тебе эти две кучки денег. Да вот и мою возьми себе же, -- говорит Христос.
- И мою кучку возьми себе, -- говорит Никола Милостивый. Ну, теперь у тебя много денег! Ступай домой, а мы пойдем одни.

Поп взял все деньги и пошел один. Идет и думает: зачем мне домой идти, лучше пойду я один лечить. Я теперь сумею -- видел, как лечат. Вот он шел-шел и пришел в город. Приходит к одному богатому купцу: узнал, что у него есть дочь больная, и никто ее не мог излечить. Приходит и говорит:
- Пустите меня, я вашу больную дочь вылечу.

Пустили его, и он уверил купца, что вылечит его дочь. Ну, хорошо, так тому делу и быть: вылечит, так вылечит! Вот выпросил он большой нож острый и повел больную в баню. Начал он ее резать на части, как Христос резал. Только ну-ка кричать эта больная! Кричала, кричала, что ни есть мочи!
- Не кричи, -- говорит ей поп, -- не кричи, будишь здорова!

Изрезал он ее замертво на части и начал перемывать в трех водах. Перемыл и начал складывать как была, по-прежнему. Ан-лих не складывается она по-прежнему! Вот он мучился, мучился над нею, кое-как сложил. Сложил, спрыснул раз -- а она не срастается. Спрыснул в другой -- нет толку. Спрыснул в третий раз -- все без толку.
- Ну, беда моя! Пропал я теперь! угожу на виселицу, -- думает поп, -- либо в Сибирь на каторгу!

Начал плакать и молиться Богу и Николе Милостивому, чтоб послали ему опять тех знахарей. И видит в окошко, что идут к нему в баню как раз те знахари -- молоденький с бородкой и седенький старичок. Как обрадовался им поп, бух им в ноги:
- Батюшки мои, будьте мне отцами родными! взялся я лечить по-вашему, да не выходит...

А эти знахари вошли, усмехнулись и говорят:
- Ты больно скоро выучился лечить-то!

Вот Христос взял мертвую всю заново по частям перемыл да и сложил. Сложил по-прежнему, как была. Спрыснул раз -- она срослась, спрыснул в другой -- она пошевелилась, спрыснул в третий -- она встала.

Поп перекрестился:
- Ну, слава тебе, Господи! уж вот как рад -- сказать нельзя!
- Возьми, -- сказал Христос, -- отведи ее теперь к отцу, да смотри, больше не лечи! -- крепко-накрепко наказал ему, -- а не то пропадешь!

Вот знахари те, Христос и Никола Милостивый пошли со двора, а поп-то и привел купеческую дочь к отцу:
- Я ее излечил.

Дочь сказала отцу, что она теперь здорова, купец и обрадовался. Ну попа поить, кормить, уговаривать, чтоб остался он у него.
- Нет, -- отказывается поп, -- не останусь!

Тогда купец ему денег дал вдоволь, лошадь с повозкой, и поп уж прямо домой поехал. И положил он зарок, что лечить теперь никогда не станет.

(Записана в Чистопольском уезде Казанской губернии).

Вернуться в раздел



Оглавление
Христос -- странник
Награда и наказание
Марко Богатый
Певцы
Апостол Петр
Господь и церковный староста
Чудесная молотьба
Исцеление
Поп -- завидущие глаза
Превращение
Христов братец
Пиво и хлеб
Илья-пророк и Никола
Касьян и Никола
Николай-угодник

|Карта сервера| |Об альманахе| ||К содержанию| |Обратная связь| |Мнемозина| |Сложный поиск| |Библиотека|
|Точка зрения| |Контексты| |Homo Ludens| |Арт-Мансарда| |Заметки архивариуса| |История цветов| |Мужские и женские кожаные ремни|