Мнемозина
Мужские и женские кожаные ремни
Мужские и женские кожаные ремни. История аксессуаров.
Хроника катастроф. Катастрофы рукотворные и стихийные бедствия.
История цветов
Цветы в легендах и преданиях. Флористика. Цветы - лучший подарок.
Арт-Мансарда А.Китаева
 Добро пожаловать на сервер Кота Мурра - нашего брата меньшего


Рейтинг@Mail.ru
Альманах сентенция - трагедия христианской цивилизации в контексте русской культуры Натюрморт с книгами. Неизвестный художник восемнадцатого века

Точка зрения

Подлая власть пошляков замахнулась на душу России.

Собственно, именно так говорили всегда и все, кто думал о прогрессе материальном и технологическом, не забывая о нравственных и культурных перспективах человечества. Совместить их оказалось невозможным, и это и есть главная трагедия всей европейской цивилизации и русской, как ее составляющей. Неизбежность повышения качества и комфорта жизни для все более широких слоев населения, распространение цивилизации вширь, что, бесспорно, является великим достижением, влечет за собой уничтожение под корень всякой возможности существования элитарной творческой культуры, носителями которой были бы выходцы из народа, как раньше, а не представители элиты, которые хотят присвоить себе всю мировую культуру человечества. Среди элитариев, конечно, рождается какой-то процент гениев, я имею в виду гуманитарных гениев, но он настолько мал и настолько не равен проценту, который давали европейские народы при возможности широкого, всеобщего старого образования, что им можно пока пренебречь.

Налицо деградация теоретических, философских, поэтических, - всех обобщающих идей человечества, идей. обобщающих смыслы бытия. Непоименованные смыслы теряют свое значение и растворяются в пользе, комфорте, своекорыстии и пустоте. и тогда любые самозванцы формулируют идеи, цели и смыслы самого существования людей. Смешно и глупо обсуждать, как самих теоретизирующих власть имущих, так и их обслугу, когда они претендуют на роль Достоевского, Канта или Шекспира. Это даже не обсуждается. По-одной простой причине: Кант, Шекспир и Достоевский были абсолютно бескорыстны. Ни сословного, ни корыстного интереса в том, что они жили идеями, общими смыслами и судьбой человечества никогда не было и именно в этом бескорыстии и гуманизме, плюс, конечно, их профессионализм и заключается величайший секрет их гениальности.

Поэтому ни о какой мусульманской, буддийской, африканской или полинезийской гуманитарной культуре мы говорить не будем никогда по той простой причине, что только христианство, как сплав индивидуализма, сострадания-милосердия, ценности человеческой жизни и мысли (помните, как у Исайи: "Человек будет дороже золота офирского"), христианство утверждает, как высшее развитие личности , стремление к абсолюту справедливости, добра и красоты. На человеческом уровне какую-то порцию всего этого получал каждый европейский человек в процессе самого воспитания, во-первых, в семье, во-вторых, в школе. Порции были неравными, некоторые их просто извергали, может быть. большинство, но прививка была чрезвычайно полезна, потому что после отступления от Бога, как критерия добра и зла, европейское человечество, оставаясь в рамках высокой европейской культуры и, конечно, не всегда соблюдая эти законы, но знало твердо, что такое добро и что такое зло, что такое хорошо и что такое плохо, поэтому, каждый, кто совершал маленькое или большое злодеяние против личности или против общества, прекрасно знал, что он совершает злодеяние и что он злодей, а злодеем и предателем может быть не только преступник, но и президент.

Сейчас нынешней массовой культурой, где фактически перепутаны зло и добро, с ее абсолютно релятивистским подходом и восприятием человека исключительно через его биологическую природу , - предательство, подлость, корысть, насилие, алчность, любостяжание, агрессия, жестокость, гордыня, беспочвенная самовлюбленность, -- не только не считаются злодеянием, но и провозглашены естественными и нормальными качествами человека.

Сколько бы ни говорили на уровне президента и патриарха на тему духовности, нравственности, совести и пр., - это все разговоры в пользу бедных, сотрясение воздухов, сознательное сотрясение воздухов для отвода глаз толпы, чтобы толпа спокойно, не волнуясь, проходила трансформацию из системы великой русской культуры в состояние, где она будет лишена своей истории, своего языка, своей православной традиции, в том числе, и своей революционной традиции, самого своего русского имени, потому что какая же разница, как будет называться толпа, состоящая из духовных космополитов, врагов друг другу, не имеющих ничего общего ни в прошлом, ни в будущем, лишенная всяких корней и надежд на гражданскую консолидацию, где каждый будет рвать у другого кусок из горла и в этом видеть смысл жизни.

Именно такое общество придумали средние, посредственные банальные люди с сильно развитыми хищническими инстинктами, захватившие все идеологические позиции в современном мире. Вопрос не в том, чтобы эта будущая толпа была этнически однородна, для современных наций это давно второстепенно, а вот найдется ли такой подлец, который на полном серьезе сумеет доказать мне, что возможна Россия без Пушкина, Тютчева, Толстого Достоевского, Декабристов, Белинского, Сергия Радонежского и возможно ли воспитать русского человека, - повторяю, вопрос не в крови, - для которого не только язык является родным, но и качество этого языка, на котором он говорит и думает, не определяется всей русской литературой, от Слова о полку Игореве до Мандельштама и Шаламова.

Никакие улицкие и рытхеу, никакие быковы и айтматовы, никакие сорокины и донцовы и кого еще они там вводят в школьную программу никогда не дадут такой характеристики времени и места действия, как Ревизор Гоголя, в котором описана наша сегодняшняя действительность. Царская Россия не была заповедным уголком, но на премьере Ревизора первым аплодировал царь. Нынешняя власть боится Гоголя и убирает его из программы, именно этим отличается страна с будущим от страны без будущего. Совсем не меньше они боятся "Тараса Бульбу", с его русским патриотизмом и великой надеждой на будущее, потому что русский патриотизм для них, разрушающих национальное государство ради увековечивания своей собственной власти, хуже смерти.

Человек не рождается ни русским ни французом, ни арабом ни безродным космополитом, человек становится тем, кем становится. Подавляющая масса современных людей теряет не только связи со своей землей, со своим языком и культурой, с семьей и Родиной, но и, на самом деле, теряет связи с самими собой. Это просто жалкие, хотя и самоуверенные, малограмотные, лишенные всякого истинного чувства собственного достоинства, сошедшие с ума на материальном, ибо больше у них ничего нет, потребители не вещей, -- это потребители жизни, которые, в конце концов, не заметят, как "потребят" до конца воздух, леса, моря, друг друга, все зверье и все человечество. И спрос с них, с людей, воспитанных на произведениях массовой культуры, будет никакой, потому что они понятия не имеют о существовании всего истинного, подлинного, ценного, великого, вечного. Фактически, власть, покушаясь порушить гуманитарное образование и выкинуть из жизни русскую классику за ненадобностью, покушается на обессмысливание не только слова русский, но и слова человек, потому что человеком тоже становятся. Конечно, это очень удобно, когда не будет никаких критериев не только добра и зла, но и качества выражения мысли о самом смысле существования. Язык будет следующей жертвой, он будет упрощен и станет абсолютно номинален. Это будет назывной язык, язык назывных предложений, простых и коротких, где не будет слов для обозначения рефлексии, сострадания, патриотизма, мужества, совести. Просто не будет таких слов. Они надеются так исключить возможность этих мыслей, потому что эти мысли ведут к бунту против несправедливости, к защите человеческого достоинства, к ненависти к рабству, к утверждению прав людей на человеческую жизнь, то есть к революции или к гражданской жизни.

Они, конечно, искалечат несколько поколений и уничтожат европейские нации, но на глобальном человеческом уровне они обречены на поражение со всеми своими завиральными идеями, потому что никогда и никто не сможет регулировать саму возможность рождения Данте и Гомера, Пушкина, Рабле ничего не получится. Люди снова научатся мыслить и снова найдут слова для выражения этих мыслей, даже если будет забыта вся наша цивилизация и вымрет большая часть человечества. Мы же не знаем сейчас гениев Вавилона или Египта, а без них не было бы нас. И даже если не земле после всех тех ужасов, которые посеют, как зубы дракона, нынешние власти, останется одна миллионная часть человечества , Господь позаботится о том, чтобы среди них родился Гомер или автор Песни о Гильгамеше. Поэзия не умрет, вот Россия, к сожалению, куда более хрупкое понятие. А уничтожая классическое гуманитарное образование они целятся в Россию, в самое ее сердце, в сердце ее веры, веры в справедливость, которую она одинаково видела как в высоком православии, так и в русской революции. И не из-за космоса, и ракет, и танков, и даже балета мы привыкли гордиться своим русским именем. А потому что русскими были Достоевский, Толстой, Пушкин, Сергий Радонежский, Гоголь и все, кто составляет ее славу.

Когда-то Пушкин сказал, по поводу чаадаевских мыслей о стыде быть русским из-за рабства, косности и так далее: сказал, что Россию от татар спасли язык и церковь, вера. Церковь с тех пор выродилась, а язык почти уничтожен, так что спасать некому, если не кинуться опять к Пушкину, потому что только он теперь спасет от всех татар, и восточных и западных, и от собственной обордыненной власти, от полного уничтожения.

Н. Гарниц


Вернуться в раздел


|Карта сервера| |Об альманахе| ||К содержанию| |Обратная связь| |Мнемозина| |Сложный поиск| |Библиотека|
|Точка зрения| |Контексты| |Homo Ludens| |Арт-Мансарда| |Заметки архивариуса| |История цветов| |Мужские и женские кожаные ремни|