Мнемозина
Мужские и женские кожаные ремни
Мужские и женские кожаные ремни. История аксессуаров.
Хроника катастроф. Катастрофы рукотворные и стихийные бедствия.
История цветов
Цветы в легендах и преданиях. Флористика. Цветы - лучший подарок.
Арт-Мансарда А.Китаева
 Добро пожаловать на сервер Кота Мурра - нашего брата меньшего


Рейтинг@Mail.ru
Альманах сентенция - трагедия христианской цивилизации в контексте русской культуры Натюрморт с книгами. Неизвестный художник восемнадцатого века

Точка зрения

Почему русские националисты не любят русскую литературу.

Потому что они - не националисты и не демократы, а Россию не любят и не знают. Это те же самые образованцы-самозванцы, те же представители созданного реформами среднего класса, генетические потомки советских мещан, которые в конце 80-х годов на волне протеста против привилегий принесли свою контрреволюцию. Что касается воровства, презрения к России и ее народу, убежденности в своем праве повелевать, хамства, быдленности, отмороженности подлинного наплевательства на все, что будет после них, -- то они все близнецы-братья, явления одного порядка: продукты разложения совка, его окончательный распад.

Власть придумала бредовый евразийский союз, наводнила Россию дикими ордынцами всех видов и мастей, и тянет ее в Азию. Конечно, в той многонационалии, которую они придумали, в той гражданской россиянской нации, которой они бредят, подлинной русской культуре места не будет. Останется упрощенный исковерканный русский язык, приспособленный для общения примитивных дикарей и жалкие воспоминания о русском этносе, когда среди массы черномазых мелькнет что-то белобрысое. О русских не как об этносе, а как о великой цивилизации, общности языка, культуры, географии и истории, будут писать книги и исследования, примерно, как мы сейчас сегодня воспринимаем цивилизации Шумера, Аккада, Древнего Рима или Византии. Притом, что будут стоять Москва, Петербург, Киев и Новосибирск, как стоят сейчас Рим, Стамбул или Багдад. Вот только живут там другие люди по другим законам, говорят на других языках, верят в других богов и не имеют понятия о том, что здесь было до них. Наверное, есть великие причины, почему в Афинах до сих пор живут греки, в Иерусалиме - евреи, в Пекине - китайцы, а в Мехико - потомки ацтеков. Это не просто так, это - не случайность. Эти народы пронесли свою идентичность сквозь века и тысячелетия и никогда не отказывались от собственного имени и своей сущности. То, что предлагается - прямое наследование россиянского столпотворения советскому столпотворению - есть последний отказ от самой русскости, от русского имени, русской истории, русской судьбы.

Что касается национал-демократов, которые якобы противостоят азиатчине и евразийщине на основаниях европоцентризма и радостного единения с Евросоюзом, то это, во-первых, абсолютный мираж, которым они завлекают сознание малограмотного среднего класса, имея в виду во второй раз удачно оседлать волну народного протеста против азиатчины и, вырядившись в националистов, повторить кульбит российских демократов начала 90-х, которые на горбу пьяного Ельцина учинили приватизацию и экономический либерализм по-русски. Все знают, что это такое. Во-вторых, они так уверены, что сумеют вновь сманипулировать нами, как быдлом, и на волне ксенофобии прорваться к трубе, а больше им ничего и не надо, что естественным следствием их прихода к власти может быть только развал России, ее окончательная распродажа, уничтожение государственности и русского народа как государствообразующей нации с его последующим вырождением в микространах. А дальше смотри предыдущее, вывод тот же: воспоминания о русской цивилизации, Москва, Петербург и Киев как Стамбул, Багдад и Рим. У них разная риторика, и никаких целей, кроме шкурных. Поэтому как те, так и другие приведут в одно болото, где мы все и сгинем.

Остаться у власти или придти к власти они могут только в одном единственном случае - если народ будет мертв. Сначала умирает народ, потом - государство. Народ - это не фигура речи, это живой организм. Это совокупность национальных, культурных, исторических, ментальных традиций, перекрещиваний и совпадений, которые неповторимы, как судьба человека. Искусственно, извне привнести и повлиять на национальную идею невозможно. Национальная идея - это то, что Бог мыслит о народе по точному замечанию Вл. Соловьева. А Бог поругаем не бывает, верят ли они в это, или не верят. Последние 100 лет русской истории - это трагедия. Но трагедия несет в себе катарсис, очищение духа. В эти 100 лет вместились бы тысячелетия истории любого другого народа, а быть может, и всех народов. Потому что это пример для человечества. Это 100 лет ошибок, преступлений, величия, гордыни, безумия, торжества воли и разума государства и унижения человека. Просто так взять и судить эти 100 лет одним словом нельзя: ни одним приговором, ни одним оправданием. Их надо понять, принять, пережить и жить дальше, потому что не пережив эти 100 лет в своем духе, мы не сможем жить дальше. За эти 100 лет наш народ заплатил слишком высокую цену своей интеллигенцией. Она уничтожена. Всей русской элитой - она уничтожена. Что касается крестьянства, мещанства и немногочисленного рабочего класса Российской Империи, то они, сильно разреженные двумя Мировыми войнами, Гражданской войной и страшным террором, и являются сейчас русским народом. Предшествовавшие этим 100 годам 900 лет русской истории привели нас именно к этим 100 годам, и только так надо смотреть на нашу историю. Нельзя утверждать, не греша против правды, что народ, создавший и колонизовавший такую огромную территорию, не поддастся соблазну о всемирной коммунистической империи. Ведь колонизаторами были не только новгородские бояре, но и купцы, и ремесленники, и поморы, и крестьяне. Нельзя допустить, что народ, который во имя собственного государства, обороняющего его от тех самых дикарей-кочевников, пожертвовавший своими как личными, так и общественными правами, не соблазнится на патерналистское социальное государство. Именно соблазнится. Потому что построить такое государство невозможно. Не мог народ, в национальном прочтении Евангелия которого ключевыми словами были "совесть", "правда" и "справедливость", не мог не поверить в возможность построения Царства Божия на земле… Это, конечно, соблазн. Но само такое прочтение Евангелия разве не делает чести нашему народу? И потому что цена, которую заплатил наш народ за эту попытку, была слишком высока. Кстати, о литературе… Неужели никто не заметил, что даже в середине 20 века лучшие люди России, случайно выжившие в мясорубках, не прокляли ни Россию, ни Советский Союз. Неужели кто-то из пигмеев нацдемов имеет право больше судить о нашей стране, чем Шаламов, Ахматова или Мандельштам. Кстати, о литературе… Очень советую перечитать Волошина. Там - эмоционально, но правдиво, все как есть.

Ни Февральская, ни Октябрьская революции не были ни переворотами, ни заговором западных спецслужб. Отсутствие даже простого полицейского порядка, бесправие человеческой личности, гнетущая нищета, порожденная реформами второй половины 19 века, свищ крепостного права и рекрутчины, сословное неравенство, -- все породило протест интеллигенции и величие русской литературы. Она одна встала за человека, за народ, за нацию, за Россию. Она одна отстаивала честь страны, величие русского духа, она наполнила своим значением сам русский язык. И хотите вы этого или не хотите, истории наплевать на ваши хотения с высокой горы. Но наши гении русской литературы первого ряда вне зависимости от собственных политических пристрастий, такие разные, как Л.Толстой и Достоевский, Пушкин и Гоголь, Чехов и Горький, отстаивали, защищали и спасали все наследие великих безъязыких предыдущих веков русской истории. Там были косноязыкие летописи и гармония архитектуры, великие победоносные битвы и построение огромного государства, и высокий горний чистый дух христианства, который пронизывал нашу великую историю. Ведь русский крестьянин - это христианин, и поэтому Некрасов христианский демократ. И поэтому русская литература, которой свойственны и аскетизм православия, и учительство израильских пророков, встала за униженных и оскорбленных, за маленького человека против произвола, унижения, презрения к личности. Понятно, почему, как власть, так и национал-демократы, ненавидят как русскую литературу, так и русскую философию. Православие Бердяева отличается от официального православия. Но Бердяев имеет право судить о Ленине и революции, а они - нет!

Что мы имеем в России 21 века, сегодня. А имеем мы всех оживших уродов и уродцев Салтыкова-Щедрина, Хлестаковых и городничих, распоясавшихся Смердяковых в высших эшелонах власти. Они все живы здоровы и процветают и чтобы им процветать вечно нельзя не только допустить появление новых Гоголей и Салтыковых, а хорошо бы и старых в грязь затоптать кованым сапожком . А потом твори мифы как фентази -заново. Вот только невежды как и мелкие тираны всегда просчитываются…

Н. Гарниц


Вернуться в раздел


|Карта сервера| |Об альманахе| ||К содержанию| |Обратная связь| |Мнемозина| |Сложный поиск| |Библиотека|
|Точка зрения| |Контексты| |Homo Ludens| |Арт-Мансарда| |Заметки архивариуса| |История цветов| |Мужские и женские кожаные ремни|